Лекарства от депрессии

Депрессия была моей многолетней подругой, из объятий которой ненадолго удавалось вырваться, но наступал момент, когда я опять падала в неё, как во что-то гадкое, но привычное. Однажды, освободившись от неё на время, я пообещала себе найти решение сложнейшей задачи — жить счастливо, вопреки утверждениям великих умов, что жизнь — это страдание.
Моему мятежному духу и жизнерадостной натуре хотелось весёлости и лёгкости, поэтому уже в более зрелом возрасте я принялась изучать особенности и слабые стороны моей компаньонки-депрессии, чтобы однажды распрощаться с ней навсегда.

Что такое депрессия?

С точки зрения официальной медицины депрессия — это симптомокомплекс, характеризующийся подавленным, тоскливым настроением, замедлением движений и затруднением мышления.

Как утверждают медики, психологи, психотерапевты, специалисты различных методов нетрадиционной медицины (а к их мнениям присоединяются и все носители этого состояния), причиной возникновения депрессии является стресс.

От чего человек может получить стресс, даже не стану перечислять. Список может оказаться слишком длинным, утомляющим моего любимого читателя.

Не сомневаюсь, что у каждого в жизни было достаточно возможностей получить представление о нём, а «счастливчикам» повезло свести знакомство и с депрессией.

У депрессии есть много разновидностей, но суть одна — несвойственное истинной природе человека дискомфортное, угнетённоё психическое, эмоциональное и физическое состояние.

И если отталкиваться от этого «диагноза», то мы приходим к малоутешительному выводу: депрессивное состояние — самое распространённое и привычное для большинства современных граждан независимо от их возраста, вероисповедания, пола и места обитания на планете Земля.

Парадоксально, но факт: неподдельная радостность, удовлетворённость жизнью, безмятежность стали дефицитными и эпизодическими состояниями.

Любая ситуация, которая не согласуется с нашим представлением о чём-либо, желанием, ожиданием, привычным образом жизни, выбивает у нас почву из-под ног, создавая сильнейшее напряжение нервной системы, а каким образом это напряжение отразится на психическом и физическом здоровье человека, сразу или со временем — одному богу известно, поскольку каждый из нас уникален.

Но необязательно стресс — это что-то неожиданное. В нём человек может пребывать годами. К примеру, если ребёнок воспитывается в неблагополучной семье, в которой отсутствие сердечности между родными, ругань, скандалы, сквернословие и побои — обычное дело. Или если его родители живут раздельно, но между ними идёт «холодная война».

Ребёнок получает не меньше негатива, если близкие родственники «тихо» ненавидят друг друга. Не имеет значения, произносят они вслух слова презрения и критики или пытаются оберегать ребёнка от семейных сцен. Негатив их взаимоотношений окутывает невидимой пеленой наследника и создаёт напряжение в психике, а это тот же стресс, и во что он выльется в подростковом и в более зрелом возрасте сложно прогнозировать. Стресс — это бомба замедленного действия.

Если ты с детства находишься под прессом угнетающих эмоций и чувств, которые день ото дня в тебя поселяют родители, сами того не желая, то другого состояния ты не знаешь, тебе попросту не с чем сравнивать. Если состояния детской непосредственности, смешливости и жизнерадостности тебе неведомы, тогда от длительной депрессии и от страха перед реальной жизнью тебя могут спасти только провидение, собственная сила воли и мудрость души.

Моё детство было настолько безрадостным, что уже в 13 лет моей единственной заветной мечтой было поскорее повзрослеть, окончить школу и сбежать в самостоятельную жизнь. А когда мне исполнилось 16 лет, я получила паспорт, устроилась на работу и уехала из родного дома. Это было настоящее счастье! Я ощутила долгожданный покой, который, к сожалению, не оказался длительным.

Я очень люблю своих родителей и за многое им искренне благодарна. Но конфликт между мировоззрениями семей папы и мамы очень жёстко и болезненно отразился на нас с сестрой.

Отец был любимым ребёнком своей матери. Его воспитывали в добре, уважении к себе и людям, поэтому он не мог мириться с истеричностью своей жены и тёщи, которые ругали, оскорбляли и избивали нас с сестрой по любому поводу и без повода.

Наши детские и подростковые годы проходили в упрёках, критике и негативных сравнениях с другими детьми. Мы с сестрой очень редко слышали слова похвалы или одобрения. Зато каждый день мама твердила нам, что мы ленивые, некрасивые, что ей стыдно перед коллегами и родственникам за то, что мы такие уродливые. Она постоянно подсчитывала, сколько денег тратит на наше питание и одежду. И нещадно била нас за каждую плохую отметку, за невымытый пол или раковину, за разбитую чашку и многое другое. Мы ненавидели праздники, потому что подготовка к ним всегда сопровождалась криками и побоями.

С папой мы мало проводили времени. Родители то сходились, то расходились. Это продолжалось больше десяти лет. Каждый приход папы к нам заканчивался очередным скандалом. Мы любили отца, но отказывались даже от встреч с ним, лишь бы не переживала мама, лишь бы не видеть её злого выражения лица.
Моя настоящая семья состояла из меня и сестры, которая старше меня на четыре года. В детстве она была неугомонной выдумщицей, поэтому скучать нам не приходилось. У нас был свой маленький мирок, в котором мы поддерживали и защищали друг друга.

В детстве я хотела петь, и у меня это неплохо получалось, я мечтала играть на фортепиано и танцевать, но мне говорилось, что у меня нет способностей, да и лишних денег на занятия в музыкальной школе и хореографических студиях тоже не было.
Но я очень благодарна родителям за то, что книги, кино, концерты, художественные галереи, музеи были нашими проводниками в мир искусства. В этом нас не ограничивали.

В десять лет фильм «Анна Павлова» я смотрела больше двадцати раз. Я убегала с уроков, чтобы в тёмном зале кинотеатра прикоснуться к своей мечте о творчестве. И хотя бы пару часов побыть в волшебном пространстве, наполненном не криками, а звуками прекрасной музыки и атмосферой театра.
Я чувствовала душой, что когда-то была причастна к этому миру, он был мне знаком до боли в сердце. Знала, что была в нём любима, желанна, была своей среди своих. Это знание не относилось к фантазиям, я ощущала его всем своим существом.

Спонтанные воспоминания о прошлых воплощениях детям доступнее, чем взрослым.

Чувство вины и страх за всё, что бы я ни сделала или сказала, незаметно сформировали личность молодой девушки, которая была убеждена в своём полном уродстве, никчемности, бесталанности. Я, как и каждая нормальная девушка, мечтала о своём принце, но в глубине сердца не верила, что достойна счастья и любви. Я неосознанно определила себе обязанность прислуги в чьей-то жизни и жила в этой роли долгие годы.

Возможно, кому-то покажется странным, но я никогда на маму серьёзно не обижалась. Вытирая горькие слёзы и залечивая на теле ссадины, кровоподтёки и синяки, я знала, что всё равно очень её люблю. Я понимала: мама бьёт меня и сестру, потому что несчастна, потому что в её жизни что-то сложилось не так, как она хотела. Я жалела её и готова была сделать всё, лишь бы она была счастлива. Но увидев со временем тщетность своих попыток, я со всей искренностью детской любви стала просить Боженьку, чтобы он дал маме счастья. Бог меня услышал.

Еще в совсем юном возрасте я замечала, что довольно часто взрослые люди советовались со мной в разных вопросах, считая меня не по годам мудрой. Такой я родилась и воспринимала это, как что-то естественное.

Но мудрость души и проблемы личности — разные состояния. А, как показала моя уже взрослая жизнь, ежедневные стрессы, пережитые в детстве, довольно трагично отразились на состоянии моего здоровья и во всех сферах социальной и личной реализации. Страхи быть непонятой, осуждённой, наказанной; боязнь всего, что требовало личного мнения, самостоятельного решения, действия, поступка, стояли огромной стеной-преградой между мной и обычной жизнью среди людей.

Из любого стрессового состояния рождается одно страстное желание — спрятаться куда-нибудь от убийственной реальности. И каждый человек ищет свою «норку».

Уход в различные секты; отторжение семейных традиций; асоциальный образ жизни; отречение от материальных благ с погружением в духовные практики и аскетизм; запои; наркотики; «улёт» в мир желанных, но надуманных образов — это далеко не полный перечень «лекарств», которыми мы пытаемся снять стресс, не отдавая себе отчёта, что таким поведением обрекаем себя на жизнь в самообмане.

Когда внутри нас поселяется напряжение, мы находим миллионы способов не обращать на него внимание. Это происходит ещё и потому, что ощущение расслабленности и внутренней гармоничности — малознакомые для нас состояния.

Отгораживаясь от агрессии мира, мы находим в чём-либо долгожданный целебный комфорт и хватаемся за него, как за единственную возможность выжить. Но в этот момент мы ещё не знаем, что мир нейтрален. Он лишь реагирует на страх и агрессию внутри нас.

А скрываясь от многогранности реальной жизни, мы добровольно помещаем себя в ловушку собственных пристрастий и слабостей, своего воображения, убеждений, моральных принципов и в сети игривых низко астральных и ментальных сущностей, которые и заводят нас в объятия депрессии.

Можно сбежать от реальности и на необитаемый остров, но от себя ты никуда не убежишь. Бесполезно заглушать боль и страх любыми доступными способами. Ты не выпрыгнешь из своей шкурки и не вытащишь из себя боль никак иначе, кроме как отважившись встретиться с ней лицом к лицу, приняв её, как достойного противника собственной силы воли.

Если не перенаправить своё внимание на решение внутренней проблемы-задачи, не вывести негативную энергию эмоций и страхов из тонких тел, то мы неизбежно притянем к себе депрессию. А уж она сделает всё, чтобы у нас исчезло желание радоваться жизни, любить, строить планы, загадывать желания и стремиться к чему-либо.

Открывая утром глаза, мы будем мечтать о том, чтобы поскорее наступила ночь, ведь только во сне можно спрятаться от ужаса безысходности. Но может так случиться, что довольно скоро и сон станет для нас роскошью, потому что внутреннее напряжение не позволит расслабиться ни на минуту. Боли в теле, слабость, ухудшение аппетита, забывчивость, невозможность работать и хотя бы ненадолго сконцентрировать внимание на решении простых вопросов, отсутствие интереса к делам и окружающему миру, приступы неконтролируемой злости и слезливой истеричности — это те приметы, по которым безошибочно можно узнать депрессию.

Почему депрессия, или, как называли это заболевание в прежние времена, меланхолия, приходит в нашу жизнь и становится в ней полноправной хозяйкой? Почему так сложно сопротивляться её хватке?

Во-первых, потому что мы, люди, сами по неопытности или по незнанию добровольно впускаем её в свою жизнь и отравляем тем самым жизнь своих близких, когда что-то происходит не по законам естественного развития человека. Не так, как нам бы хотелось, желалось, мечталось. Или когда наш привычный и любовно обустроенный быт начинает рушиться под хладнокровными безжалостными ударами судьбы. Как жить в «непознанном» — мы не знаем, не имеем опыта, поэтому ищем утешения в объятьях модной во все времена меланхолии-депрессии. Если все великие мира сего были её почитателями, то чем мы, смертные, хуже?

Во-вторых, мы, в большинстве своём, практически ничего не знаем о своей человеческой природе, а значит и о природе нашего настроения. Не осознаём, что человек — это не только физическое тело, которое мы видим. Человек — это волновая энерго-информационная структура, и при желании можно научиться управлять многоуровневой энергетической системой своего человеческого существа. А разобравшись в том, что такое наши эмоции, желания, мыслеобразы, чувства, идеи и прочее, стать стрессоустойчивым и жить «безболезненно» во всех смыслах этого слова.

Расширяя уровень своих познаний, изучая закономерности событий, можно понять, что всё, что с нами происходит, сформировано и воплощено в действительность нашими же мыслями и стремлениями. Это значит, что, изучая экологию своих тел: эфирного, ментального и астрального, можно научиться формировать позитивное мировосприятие, настроение, самочувствие, и, конечно же, приятную событийность для себя и окружающих.

А физическое тело настолько разумно само по себе, что всегда подскажет, что ему нужно, чтобы оно было крепким и здоровым. Необходимо всего лишь прислушиваться к его потребностям.

Но хотим ли мы учиться не только тому, что преподают в школах и ВУЗах? Зачем утруждать свои извилины мозга, если есть антидепрессанты? За счёт кого же будет процветать фармакологический бизнес?

И в-третьих, при любых психически-телесных проблемах мы несём свои «тушки» к врачам, которые, как и все мы, так же мало знают об истинной природе человека, а уж отвечать за неправильно поставленные диагнозы, назначения и рекомендации не намерены ни при каких обстоятельствах. Не задумываясь, мы становимся подопытными кроликами для «экспериментаторов» в белых халатах. Не имею желания оскорбить хороших специалистов врачебного дела, но давайте смотреть правде в глаза. Думаю, что мало найдётся людей, которые не сталкивались хотя бы раз в жизни с некомпетентностью и элементарной бестактностью врача.

В общем-то, всё справедливо. Кто хозяин страдающего тела: мы или врач? Кто вскормил в себе проблему-болячку, тому и разбираться с ней.

Никогда не забуду, как однажды, после очередного приступа, пообщавшись с одним из лучших специалистов невропатологов (так мне её отрекомендовали), у меня появилось желание умереть. В словах доктора звучало просто-таки удивление по поводу того, что, невзирая на моё состояние, я всё ещё жива. И, по-видимому, для того, чтобы исправить это досадное недоразумение, она прописала мне мешок дорогущих лекарств.

Из всего выписанного доктором я для начала выбрала, как мне показалось, самый безобидный препарат. Помню, что мне хватило одной таблетки, чтобы навсегда отказаться от привычки младенца: совать в рот всякую гадость.

За время действия препарата я поняла, как люди сходят с ума, ощутив на себе весь перечень побочных эффектов, который, к слову, был в два раза больше общих рекомендаций.

Но позитивная динамика в моём состоянии от этого лечебного процесса всё-таки была. На меня снизошло озарение: «Каким же надо быть здоровым человеком, чтобы принимать успокоительные и антидепрессанты!»

Вспомнился старый анекдот.

К больному возвращается сознание, он открывает глаза и видит, как два санитара его куда-то везут.
— Куда вы меня везёте? — задаёт он вопрос.
— В морг, — невозмутимо отвечают медбратья.
— Ой, а может, отвезёте в реанимацию?
— Нет, никак невозможно! Доктор сказал в морг, значит в морг!

Поскольку с химическими препаратами и докторами я не подружилась, пришлось искать более продуктивные и щадящие мой организм методы лечения.

Но обо всём по порядку.

В объятиях депрессии

Одна из моих многочисленных «депрессивных» историй началась довольно прозаично.

Когда мне было лет двадцать, как-то в разговоре с подругой, обсуждая поведение нашей общей знакомой (чего уж скрывать правду: не только мужчины любят посплетничать :) я, переполненная юношеским идеализмом и категоричностью, неосторожно бросила фразу: «Не понимаю, как она может встречаться с женатым мужчиной!? Это бесчестно и непорядочно! Для меня чужой муж всегда только друг».

Прошло лет десять, и кто-то на небесах решил помочь мне понять, что значит встречаться с женатым мужчиной. И не просто встречаться или спать с ним — это было бы для меня не так поучительно, а увлечься его личностными качествами.

Так уж устроено моё женское существо. Секс для меня всегда был всего лишь незначительным нюансом, так сказать, маслинкой в бокале мартини.

Интеллект, таланты, незаурядность личности, человечность — эти качества возбуждали мой интерес к особи противоположного пола неимоверно.

И вот, уже в достаточно зрелом возрасте, я превратилась в непорядочную и бесчестную женщину, влюбившись в семейного человека. Мои жизненные принципы рушились, как карточные домики. Презрение к себе смешалось с желанием простого женского счастья и осознанием невозможности его, а так же с нежной привязанностью к мужчине и, естественной в таких случаях, ревностью. От такого коктейля чувств немудрено было впасть в депрессию.

Наше общение с мужчиной продолжалось много лет. За этот период времени я узнала все оттенки не только серого, но и других цветов отношений с женатым человеком, и побывала в самых разных душевных состояниях, сопутствующих этой судьбоносной встрече. С любовью, а тем более с кармой, не поспоришь и легко от неё не отделаешься.

Эта встреча предоставила мне возможность узнать ещё одну грань депрессии, так как прежний опыт открыл только одну её сторону, которую образно можно назвать «Романтический юношеский бред».

Сверхчувствительность и эмоциональность, присущая всем творческим людям, в мои юношеские годы имели выход не в творческой самореализации, а в бурных реакциях на людей и события жизни. Что делать с несоответствием между моими суждениями о справедливом мире и окружающей действительностью я не знала. От этого незнания я убегала в книжно-киношное убежище, где меня и поджидала депрессия.

Впав в депрессию в очередной раз, я поняла, насколько она может быть убийственной и к каким последствиям может привести, если превращается в огромное злобное неконтролируемое чудовище. Мысли о скорейшем уходе в безвременье при таком соседстве вполне оправданы.

Я была растерзана своими собственными желаниями, в которые вкладывала весь смысл жизни. Когда же поступки любимого мужчины не соответствовали его обещаниям и моим ожиданиям, от чувства обиды и презрения к его малодушию я впадала в тотальное уныние, безразличие ко всему и нежелание что-либо делать. Я практически перестала общаться с родными и друзьями, уединившись со своими безрадостными мыслями. Мне не хотелось делиться душевной болью почти ни с кем.

Не думайте, что здравый смысл не пытался меня вытащить из ловушки переживаний. Напротив, он по-разному меня подстёгивал к активным антидепрессивным действиям, но моё женское существо не могло отказать себе в удовольствии поиграть в Анну Каренину. Я демонстративно ложилась на диван и тупо смотрела в потолок, часами плакала, закрывалась в комнате и просила меня не беспокоить, изображая на лице безутешную скорбь, старалась вызвать в любимом чувство вины или жалости.

«Вот умру, будешь тогда жалеть!» — обижено ныл поселившийся во мне с юности книжный романтизм.

Если вы подумали, что я играла роль, то ошибаетесь, я была искренна в своей манере поведения. По-другому я не умела реагировать на то, что не согласовывалось с моими взглядами на любовь.

Иногда я меняла тактику поведения: общалась со своим мужчиной подчёркнуто официально и наиграно безразлично. Чего я пыталась добиться подобным поведением, уже и не вспомню.

А в это время мой здоровый разум за всем этим театрализованным действием спокойно наблюдал, не мешая моей женской недоразвитой натуре наслаждаться самобичеванием, обидой, злостью, чувством вины и осознанием горестной расплаты за грехи безнравственности.

Я возмущалась, почему жизнь ко мне несправедлива, ведь я не самое недостойное счастья существо. Мне было так жалко себя и свои разрушающиеся воздушные замки-мечты, что я перестала обращать внимание на состояние здоровья, которое с каждым днём ухудшалось. Я стала сонливой, забывчивой, не могла вспомнить, что было вчера, что нужно сделать сегодня. Иногда останавливалась посреди улицы, пытаясь сообразить, где я нахожусь и как здесь оказалась. Головные боли и неврозы, которые маскировались под сердечные приступы, стали частым явлением. Но мне всё ещё было не до здоровья, я упивалась страданием.

Когда же часть органов уже не кричала, а вопила о помощи, предчувствуя безвременный конец существования в моём теле, мой рассудок наконец-то взялся за дело. Он понимал, что партнёр по кармической отработке — крепкий орешек и обучающий процесс для моей личности проводит по всем правилам: без сентиментализма, не обращая особого внимания на мои попытки его расчувствовать.

— Ну что, наигралась, дорогуша, в тургеневскую барышню? — однажды спокойно, но уверенно заговорил мой разум, — а теперь поднялась, умирающая лебедь (в этом месте для убедительности было озвучено более крепкое выражение, не для печати), и пошла в бассейн, на тренировку, да чтоб не меньше 10 бассейнов проплыла!
— Ты с ума сошёл! У меня не хватит сил доползти даже до соседней комнаты, какой бассейн?! —  робко возмутилась моя депрессивная часть.
— Я сказал: встала и пошла! Быстро и без разговоров, — заорало что-то разумное внутри меня.

Мне пришлось подчиниться. А к вечеру моё настроение улучшилось, и физически я тоже почувствовала себя лучше.

Вы думаете, что всё так быстро закончилось? Депрессия не из тех явлений, которые легко сдают свои позиции.

Каждый день на продолжении многих месяцев, а если быть точнее — многих лет, депрессия убаюкивала мою бдительность, спорила с разумом и природой моего физического тела. Она находила миллион ловушек для моего беспокойного ума и гиперактивного воображения, провоцировала сотни ситуаций из внешнего мира, чтобы не выпустить меня из своих лап. Она нашёптывала мне слова обиды на жизнь и злобные мысли в адрес предмета моих терзаний, она сковывала меня болью органов и душевными страданиями, чувством вины и ненавистью к себе, нежеланием жить и принимать реальность такой, какой она была.

Депрессия затуманивала мой взгляд, когда я пыталась рассмотреть своё настоящее и закрывала чёрной пеленой будущее, которое я хотела увидеть хотя бы образно. Вокруг меня был сплошной мрак и боль.

Но мой дух в сговоре со здравым рассудком были хитрее. Они заставляли меня читать много специальной литературы. Они требовали, чтобы я училась ощущать радость от любых занятий, от самых простых повседневных вещей и дел.

Мотивируемая чувством долга, я уходила с головой в работу, а это отвлекало меня от дурных мыслей.

Я заставляла себя ходить на тренировки в бассейн, хореографический зал, рисовала акварелью, училась работать с настроением, стала практиковать наблюдение и коррекцию своих мыслей и эмоций. Я ввела в курс ежедневных занятий обливание холодной водой, Рейки медитации, дыхательные практики, гимнастику. Я наконец-то впустила в свою жизнь семейные праздники и встречи с друзьями.

Когда в какие-то дни становилось совсем плохо, я подбадривала себя мыслью: «Потерпи, дорогая, ещё пару часов. Вечером танцы. Музыка, движение и энергия группы тебе помогут» или «Не падай в омут чувств, держись из последних сил, дотяни до вечерних занятий. Хатха йога и йога нидра выметут из тебя весь эмоциональный мусор. Борись, ты сможешь!».

Поздно вечером, наполненная жизненными силами, с улыбкой на лице и в каждой клеточке удовлетворённого тела, я возвращалась домой с занятий и мысленно благодарила свою силу воли, поднимающую меня с постели.

Не стану лукавить, но страх смерти тоже играли свою роль. Чувство самосохранения может быть прекрасным средством, подталкивающим нас в глобальные позитивные перемены.

Грамотные лекари во все века знали, что самое лучшее средство от меланхолии — это смена обстановки и активный образ жизни. Живя по призванию своей души, они больше думали о здоровье духа и тела своих подопечных, чем о собственной выгоде.

Узнавая особенности депрессии, я поняла, что она отступает, когда я дарю себе физические нагрузки и эмоциональное раскрепощение.

Когда я позволяю себе открыто заявлять о личных желаниях, о своей точке зрения, о своём несогласии с кем-то или чем-то; когда я перестаю беспокоиться о том, что подумают и скажут обо мне окружающие: осудят или похвалят.

Чувство стыда за выражение искренних эмоций веками насаждалось людям, как что-то непристойное, неприсущее обладателям хороших манер. Что подумают о тебе?! Будь сдержанным! Не позволяй себе того, не делай этого!

Но мало кто догадывается, что все войны возникают от напряжения и агрессии, накапливаемой в наших телах и умах. А ощущение безвыходности — это открытая дверь в Великую депрессию.

Уверенно и спокойно сказать о том, что я чувствую, что у меня на душе и в мыслях — это было для меня равносильно прыжку со скалы.

Помню, как однажды вечером я несколько часов подряд мучилась желанием попросить своего любимого человека остаться у меня на ночь (такие решения всегда исходили от него). Я тряслась от страха, что он мне откажет, и я буду чувствовать себя последней идиоткой. Но, набравшись храбрости, всё-таки решилась произнести вслух своё желание. В душе я знала, каким будет ответ. Он вежливо извинился, но отказал мне. Когда я осталась одна, то вдруг почувствовала волну огромной радости освобождения от страха и нерешительности.

Горели свечи. Я сидела на диване с бокалом французского вина, смотрела на разноцветных рыбок в моём аквариуме и тихо смеялась. Я была благодарна ему за то, что он ушёл, и была счастлива, что произнесла вслух слова, которые так естественны для любящей женщины, но общественный идиотизм внушил мне с ранних лет, что это непристойно, аморально, навязчиво. После этого случая я стала практиковать искренность чаще. Но до ощущения абсолютной внутренней раскрепощённости было ещё очень далеко.

Однако искренность не нужно путать с наглостью и невоспитанностью. Честность, идущая от сердца, не может оскорбить чувства другого человека. Но если кто-то берёт на себя смелость претендовать на роль борца за правду, используя фразы подобные этой: «Не стану от тебя скрывать, Вася, что ты козёл!», то такого рода «честность» — не более, чем демонстрация глупости неуверенного в себе человека.

Умный Вася обнимет за плечи такого искреннего дурака, улыбнётся от души и ответит: «Не то слово, козёл, сам поражаюсь, как ты со мной общаешься?! Извини, дорогой, за то, что ты сейчас тратишь своё драгоценное время, чтобы поделиться своим опытом и научить меня жизни в роли рогатого животного, когда я всю жизнь пребывал в убеждении, что я человек!».

Обидеться на такого «праведного глашатая» равносильно тому, что признать его правоту.

Моё освобождение от депрессии было похоже на попытки выбраться из глубокого зловонного колодца со скользкими стенками. Ты из последних сил тянешься вверх, хватаешься за крохотные выступы в стене, титаническими усилиями продвигаешься к свету над головой, но достаточно одного неосторожного поспешного движения — и ты снова скатываешься на дно.

Подниматься и опять двигаться вверх мне часто помогала злость на себя, а ещё — сила веры в свои возможности, которая досталась мне от папы.

В дни юности отец профессионально занимался силовой гимнастикой. Однажды на тренировке он получил травму позвоночника. Врачи утверждали, что спорт для него больше не существует, а всё, что ему доступно — это жизнь в корсете. Но папа не послушался врачей, снял корсет через пару месяцев и продолжал тренироваться в доступном для его состояния режиме.

А в 72 года, как и в молодости, он совершенно легко делал стойку на руках и практически никогда не болел даже простудой.

Но свой опыт я должна была нарабатывать сама.

Для меня стало очевидным, какие разрушительные процессы могут произойти в теле, если о нем не заботиться и с маниакальным безрассудством отравлять себя негативными эмоциями и мыслями.

После нескольких любовных романов, сопровождающихся депрессией, я получила от жизни драгоценный неожиданный подарок — настоящую любовь.

Её было так много, что мне однажды пришлось принять решение: как бы ни было больно, вырвать из себя многовековой эгоизм; убогие представления о взаимоотношениях мужчины и женщины; неуважение к мужской природе, к собственной личности и женственности; безрадостность и социальную обусловленность для того, чтобы освободить место счастью любить и быть любимой, такому непохожему на все мои прежние воображаемые «картинки» счастливых взаимоотношений. Эта любовь открыла мне мою суть!

Я прекратила делать что-либо из чувства долга и из желания понравиться другим. Стала больше думать о том, что доставляет мне радость и удовлетворение. Ведь поделиться с миром можно только тем, чем ты переполнен.

Смысл моей жизни с самого детства был в «служении окружающим», этому меня учили родители. Но мне понадобилось пройти многолетний опыт общения с депрессией, чтобы осознать один маленький, но очень значимый нюанс.

Служение должно приносить счастье, удовлетворённость, вдохновение, развитие, а не горечь обид, претензии и разочарования.

Требуя или выпрашивая любовь и внимание, манипулируя благородными идеями и демонстрируя поведением обусловленность своего понимания доброты и порядочности, невозможно добиться настоящей любви и уважения.

Но они приходят к тебе от окружающих, когда ты в этом уже не нуждаешься, не ждёшь. Они приходят, когда ты преисполнен глубоким уважением и любовью к себе самому, к людям, и это основано не на безжизненных фантазиях, а является твоим состоянием.

Тогда ты осознаёшь, что жизнь — это беспрерывный процесс познавания.

Лучшее лекарство от депрессии — любовь к себе!

  1. Она не эгоизм, а грамотное удовлетворение природных потребностей тела, без которых оно не может долго существовать в здоровой форме. Закаливание, гимнастика, плаванье, бег, танцы, пение, дыхательные упражнения, очистительные практики, а также все доступные методы, развивающие выносливость и чувствительность физического тела, практики осознанного наблюдения себя — жизненно необходимы. Они создают мощный энергетический защитный барьер, препятствующий стрессу развить в нас свою разрушающую деятельность.

  2. Позитивное мышление не менее значимо для здорового и полноценного образа жизни. Его нужно ежедневно практиковать с ранних лет. Оно создаёт радостный эмоциональный настрой, который в свою очередь формирует ещё один защитный плацдарм от депрессии в нашем психическом состоянии.

    Здоровый пофигизм часто спасает от большого количества ненужных забот и проблем. Умение не брать на себя все грехи мира, не поддаваться чужому мнению и бесполезному эмоциональному обсуждению мировых проблем, не нести на своих скрюченных от тяжести плечах заботы о счастье нерадивого, строптивого человечества или его маленькой копии в образе семьи или коллектива — это великий труд по укрощению собственной глупости.

    Поиск смысла жизни после титанических напряжённых усилий всегда заканчивается на фразе: «Жизнь прекрасна, потому что я живу!».

  3. Появление депрессии характеризует отношение к себе, как к игрушке в руках обстоятельств.

    Когда же ты понимаешь, что никто тебе не поможет, что не на кого рассчитывать, некого и не за что винить, а существует только один выход из проблемной ситуации: взять свою судьбу в собственные руки, то у твоей жизни появляется особый смысл и вкус. Тебе не на что опереться, кроме как на собственную злость, упрямство, силу веры, желание доказать самому себе или какому-то, что я не безвольный болванчик, а Человек.

  4. Депрессия рождается из невежества. Множество вариантов её возникновения и разных форм протекания, описанных современной медициной и в трактатах лекарей прежних веков, лишь подтверждают древние знания народов более развитых цивилизаций об истинной природе депрессии. Много интересного можно подчеркнуть и у древних Майя, и в учениях Толтеков.

    К примеру, в древнем Египте депрессию лечили методами, которые в современном мире мы знаем как практики «экзорцизма».

    Ничего ужасного и мистического в этом нет. Мы живем в материальном мире, который имеет видимые и невидимые слои и параллели. Прятаться от этих знаний, прикрываясь ленью и предрассудками, бесполезно. Реальность этих невидимых слоёв рано или поздно даст о себе знать, поэтому во избежание болезненных столкновений стоит начать изучать свою многоуровневую, многотелесную человеческую систему жизнедеятельности.

    Иначе наше воображение, в содружестве со страхами, даже из скомканной стодолларовой банкноты под забором собственного дома в тусклом свете фонаря может сделать ритуально убитую мышь, подкинутую недоброжелателями на несчастья.

  5. Мы «инфицируемся» вирусом депрессии, когда наши эмоции начинают руководить разумом, а не наоборот.

    Всплеск деструктивных эмоций, движимый страхами, ослабляет защитную оболочку нашей ауры, и мы сами распахиваем двери своего личного микрокосмоса недоброжелательным ментальным, астральным и другим сущностям, которые так же реальны в своих слоях, как змеи, скорпионы, летучие мыши физического плана.

    Мы своими мыслями и убеждениями создаём мощнейшие ментальные программы, которые со временем начинают руководить нашей жизнью, требуя от нас ежедневной порции негатива, на которой и были выращены. Каждая сущность или программа имеет свою информационную наполненность. От уровня вредоносности зависит и уровень разрушительных последствий для нас, если мы вовремя не опомнимся и не почистим себя от нечистот. Способы всегда можно найти. Ваши Ангелы-Хранители и печальные опыты других людей подскажут выходы, было бы намерение заняться собой.

    Одна из моих любимых книг — «Гарри Поттер», прекрасное пособие для начинающих, познающих мир невидимой тонкой материи. Для материалистов эта книга — сказка, для профессионалов эзотериков — правдивая история о реальной жизни.

Не важно, какие методы ты применяешь для выхода из депрессии. Значение имеет только результат, а он зависит от личных усилий, от стремления подняться по скользким стенкам глубокого колодца — депрессии, чтобы узнать свободу, раскрепощённость, уверенность в себе и собственную силу духа.

И может так случиться, что однажды твой опыт поможет ещё кому-то.

Но настоящую помощь можно оказать только тогда, когда даже само желание помогать уже не беспокоит твой ум и эго.
Когда ты без лишней суеты и апломба с удовольствием делаешь то, что умеешь, в чем проявляется твой профессионализм.

Личный многолетний опыт общения с депрессией помог мне полюбить себя и весь окружающий мир.

Те из моих клиентов, кто решается ему довериться, знают, что я не веду длительных бесед на тему депрессии, а даю конкретные рекомендации. Но люди сами делают выбор: выполнять их или нет, принимать то, что я рекомендую на половину или на все сто процентов. Я никого не контролирую и ничего не заставляю делать. Честно говорю, что не могу им помочь, потому что я лишь указатель направления на их пути, и только они сами способны вернуть себя к жизни. Но какой она будет?!

После депрессии ты начинаешь различать в каждом мгновении жизни то, что раньше было недоступно — миллионы оттенков необусловленной радости!

Автор статьи: Милана Предриховская
Руководитель студии «Прия»
Больше узнать о работе студии вы сможете
по телефону: +380 67 507-21-03 (Kyivstar/Viber) или Skype: pmilana70.