Жертвы и тираны

20 мая 2015

Тирания возникает всегда там, где процветает моральное уродство под названием «жертва». Тиран и жертва неразлучны, они не могут существовать друг без друга. В глубинных мотивах их поведения содержится одна программа — желание подчинять и привлекать к себе максимум внимания окружающих. При этом внутренними проблемами и душевной болью других людей они не озадачиваются, зачем размениваться на такие мелочи? Значимость разных событий оценивается только их личными переживаниями. Хотя внешне всё может выглядеть иначе.

«Я не могу без тебя жить! Мысль о дне, прожитом без твоего внимания, страшит меня. Ты смысл моей жизни, поэтому я ревную тебя до безумия! Я сделаю всё, чтобы мы с тобой не расставались!».

Если вы подумали, что эти слова — признания в любви, то жестоко ошиблись. Это речи тирана, вовлекающего в свои сети жертву.

А что же жертва? О, ей так хочется чувствовать себя важной, незаменимой вещью в чьей-то жизни, что даже безумный блеск глаз и болезненное выражение лица тирана она принимает за любовь.

Обмануться можно лишь тогда, когда страстно хочешь быть обманутым или когда очень удобно жить в роли жертвы.

Если присмотреться внимательнее к людям-жертвам, то можно обнаружить, что в образе милого, доброго, бесхитростного создания скрывается эгоист-тиран.

Жертве больно, тяжело, страшно, но она упрямо держится за своё положение. Ведь для того, чтобы что-то изменилось в жизни, нужно перестать оправдывать свою безвольную позицию силой обстоятельств. Нужно перестать перекладывать ответственность за свою жизнь на другого, пусть агрессивного, но более сильного человека. Но зачем тревожить свой разум проблемами личного выбора, если существует удобная идеология подчинения судьбе — смирение. К тому же оно признано в обществе как добродетель, и во все века почиталось законами нравственности.

Смирение предоставляет неоспоримое право чувствовать гордость за своё «мученичество» и вызывать восхищение у окружающих.

О своём смиренном положении жертвы можно неустанно кому-то рассказывать, удовлетворяя собственное чувство важности вниманием со стороны сердобольной публики.

Неподражаемый интерактивный спектакль создаёт каждая жертва, требуя в качестве награды от зрителей активного участия в своих делах, сочувствия, моральной или материальной поддержки, тем самым оправдывая свои эгоизм, лень, слабости, безразмерную гордыню и корыстолюбие.

Жертвенность даёт право без малейшего зазрения совести собственноручно вешать себе на грудь медали: «за выдержку», «за героизм», «за мудрость и любовь», «за человеколюбие».

— Да как можно так говорить о жертве?! — возмутятся недалёкие умы.
— Можно, — отвечу я, — потому что очень хорошо знаю все нюансы этого состояния из личного опыта. Не один год я жила в роли жертвы, смакуя своё страдание и добровольно отказываясь от достойной жизни.

Проблема не в том, что для большинства из нас первыми уроками жизни становятся жестокость, насилие и деспотизм родителей, педагогов, сверстников. Беда в том, что, повзрослев, мы по инерции живём в состоянии жертвы. Обстоятельства жизни меняются, а мы даже не замечаем перемен, потому что так заигрались в «обиженных и угнетённых», что уже и не представляем, как можно жить по-другому.

Своим внутренним состоянием, как магнитом, мы притягиваем в свою жизнь людей, которые снова и снова заставляют нас чувствовать себя слабыми и ничтожными существами. Но это не их проблема, а наша, нашего выбора и самооценки.

Мы излучаем в пространство энергию страха и подавленности, поэтому люди, порой совершенно неосознанно, ведут себя с нами соответственно нашему «запросу».

А если обстоятельства жизни посылают нам в спутники того, кто будет хоть немного от нас зависеть или более слабого, чем мы, партнёра, то в одно мгновение из жертвы мы превращаемся в деспотов.

Подавляемая годами ненависть на обидчиков и злость на себя градом агрессии обрушивается на голову ни в чём не повинного человека. Самое страшное в том, что, как правило, эти люди — наши любимые и дети.

Можно всю жизнь прятаться от реального положения дел и оправдывать своё поведение жизненной необходимостью, сложившимися обстоятельствами, но в одной и той же ситуации разные люди ведут себя по-разному. Почему?

Каждый имеет только то, что заслуживает, или, иначе говоря, что хочет или кого хочет иметь.

У меня на консультации молодая женщина.

— Мой отец настоящий тиран! — произносит она с ненавистью в голосе. На её глазах выступают слёзы, но усилием воли она сдерживает рыдания и продолжает. — Он всю жизнь морально издевался над матерью, жестоко обращался с нами — детьми. Сейчас мы все взрослые, но по-прежнему вынуждены выполнять его требования. Я мечтаю хотя бы раз в жизни сделать то, что мне хочется: выйти замуж за любимого человека.
— А что Вам мешает? — спрашиваю я.

— Отец запрещает. Его слово — для нас закон. Так было всегда. Я хотела поехать учиться в Питерскую академию художеств, он заставил меня поступить на международно-правовой факультет МГИМО. На третьем курсе я влюбилась в однокурсника, и мы собирались пожениться, но отец запретил. Сейчас мне 32 и я уже потеряла всякую надежду иметь свою семью. Отец категорически против всех мужчин, которые за мной ухаживают. Некоторым из них он откровенно угрожал.
— Извините, а Вы обращались в полицию? — задаю я ещё один вопрос.

— Что вы, он же наш папа! К тому же он достаточно известная личность. Люди его любят и уважают. Он много хорошего делает для города. Как мы можем опозорить его и себя. Нам скандалы не нужны. Журналисты в одно мгновение раздуют из мухи слона.
— Ну, если Вы сравниваете жизнь любимого человека и свою собственную с жизнью мелкого насекомого, то я даже не знаю, чем смогу помочь в такой ситуации.

— Я понимаю, что говорю много глупостей, — смущённо улыбаясь, произносит женщина, — но я слышала, что метод расстановок называют волшебным средством от всех бед. Многие мои подруги уже давно пользуются этим методом. Расстановка — это мой последний шанс. Может на нашей семье лежит какое-то родовое проклятие, поэтому мы так живём?

— Бесспорно, расстановки во многих проблемных ситуациях помогают, но иногда в процессе работы выясняется, что проклятьем семьи является всего лишь эгоизм.
Не беспокойтесь, мы проведём для вас расстановку, — успокаиваю я клиентку. — Будем использовать все шансы, чтобы реализовались Ваши заветные мечты. Каждая женщина обязана быть счастливой. От этого мир становится мудрее и прекраснее.

После расстановки

— Боже, как Вы были правы, говоря, что эгоизм — это проклятье, — вытирая слёзы, произносит моя клиентка, — мы считали отца чудовищем, но всё, что я увидела в расстановке, только подтвердило мои подозрения. Мы все монстры, мы хуже бедного отца.
Теперь мне понятно, почему он такой. Невозможно было стать добрым человеком, пройдя через такие ужасы в детские годы. Вы знаете, а ведь о своём детстве он почти ничего нам не рассказывал. Как это ни удивительно, но мы вообще очень мало знаем о папе.

Я благодарна всем, кто работал в расстановке. Ребята помогли мне избавиться от тяжести, которую я носила в себе долгие годы. Словно многотонный груз упал с моих плеч.

Я теперь понимаю, что страх перед суровостью отца — это уловка маленькой девочки, застрявшей в упрямстве и требованиях: мне все должны. Я видела в себе эти качества, но не хотела с ними разбираться.

Мне не хотелось признаваться, что в глубине сердца я презираю и ненавижу свою маму. Ведь это она позволяла отцу лишать нас права выбора. Она ему во всём потакала и не вмешивалась в его методы воспитания. А повзрослев, я переняла у матери все худшие черты характера и стала похожей на неё. Мне стыдно за свои чувства и одновременно противно, что я стала такой же амёбой.

— Не стоит осуждать ни себя, ни родителей, — отвечаю я клиентке, — жизненная позиция Вашей мамы — это только её выбор, который не следует порицать или перенимать. Вы можете только любить её и отца за всё хорошее, что в них есть. И испытывать благодарность за материальный достаток, образование и многое другое, что они Вам дали. Не обесценивайте всего, что имеете благодаря усилиям родителей. А то, чего у них нет, Вы можете подарить себе сами.

— Да, эгоизм может проявляться по-разному. Теперь я это понимаю, — немного успокоившись, продолжает размышления вслух женщина, — моё нежелание показывать свой настоящий характер, поступать так, как я считала правильным для себя — действительно удобная позиция. Есть на кого переложить свои обиды и злость. Есть кого осуждать, ненавидеть, оправдывая свою бесхарактерность и нерешительность.
Не подчинись я воле родителей, мне пришлось бы остаться без средств к существованию и самой зарабатывать на жизнь. Мне было страшно лишиться достатка. Я смотрела на простых людей и чувствовала презрение к ним.
И, если быть до конца откровенной, то никого из своих мужчин по-настоящему я не любила. Я вообще не знаю, что значит любить. Они представлялись мне шансом, освобождающим от влияния отца, и только. Но жизнь в достатке и с привилегиями, которые мне предоставляло папино положение в обществе, всегда брали верх.

— Я рада, что Вы сейчас честны с собой и больше не играете роль жертвы. Вы достойны большего. Вы красивая, умная, хорошо образованная молодая женщина. Живите настоящей жизнью: со взлётами и падениями, с горем и радостью, с любовь и ненавистью. Не бойтесь быть осмеянной, скандально известной, легкомысленной. Из окна даже самого комфортного купе поезда VIP-класса невозможно увидеть реальную жизнь, а тем более узнать, как завоёвывается личная слава, репутация и состоятельность во всех аспектах жизни.

Многие из тех людей, которые вызывали у Вас неприятие и презрение, в чём-то свободнее и счастливее Вас.

Ваша семейная ситуация только подтвердила истину: в каждом тиране живут по соседству огромный комплекс неполноценности и множество страхов маленького ребёнка, который узнал с ранних лет, что такое насилие.

Тиран — это жертва насилия и социальной обусловленности общества.

«Лучший метод защиты — нападение» — формула жизни людей, однажды сломившихся, разуверившихся в своём достоинстве, лишённых настоящей силы характера, смелости и сердечной мудрости.

Стремление подчинять, властвовать, удерживать рядом с собой — это движение по кругу в тюремной одиночной камере.

Придерживаясь философии насилия, руководствуясь ею каждый день по отношению к другим людям, тираны неосознанно, прежде всего, насилуют себя и личную свободу выбора. В такой философии нет развития, есть деградация.

Презирая собственные слабости и страхи, они истязают себя лживостью и ненавистью окружающих.

Они глубоко несчастны. Знают, ощущают это, но не желают решать свои глубинные проблемы, оставаясь заложниками амбиций и гордыни. Разве это мыслимо, чтобы другие увидели в тебе обычного человека, а не искусственно созданный образ незаурядной личности.

Лица людей, поклоняющихся идолу власти, похожи на маски застывшего ужаса от ощущения глубокого одиночества.

У каждого тирана всегда есть партнёр по игре — жертва, которая и провоцирует его на проявление самых низменных чувств. Ведь прояви она собственную волю, наступи на горло своим ненависти, страху перемен, жалости к себе, бесхарактерности, научись бескорыстно любить, то игре мгновенно пришёл бы конец. Но зачем?! Ведь столько дивидендов можно получить от вложений в роль мученика.

Эгоизм — это проклятье человечества!

На ком больше вины: на человеке, который открыто демонстрирует свою дикость, деспотизм и агрессию, или на том, кто молчит в ответ, тихо ненавидит, но подчиняется, раболепствует, расшаркивается перед «хозяином» с услужливой улыбкой слуги, и тем самым ещё сильнее разжигает огонь вседозволенности в дикаре?

Кто больший тиран?! Тот, кто, не стесняясь, проявляет своё сумасбродство, или тот, кто своими ежеминутными стенаниями, нытьём, претензиями, осуждением всех и вся изводит своё семейство, соседей и знакомых, требуя от окружающих жалости, поддержки, понимания?

Жертвы часто говорят о смирении, но они так же далеки от понимания сути смирения, как далеки байкеры от послушания монахов.

Смирение — это непредвзятое отношение к жизни в целом и к каждому человеку в отдельности. В истинном смирении вы не найдёте даже признака страха или тупой покорности. Смирение даёт человеку ключ к разгадке многих тайн жизни и понимание, что, смирив свои теневые стороны личности, можно стать господином собственной судьбы.

Потакать чужим прихотям и слабостям или отвечать насилием на насилие — это путь глупца. Смирение всегда выше эгоизма и невежества, в нём нет и намёка на скрытую ненависть и презрение.

Смирение — это высшая мудрость, в которой хранится чистая любовь.

Каждый человек хочет любить и быть любимым. Это нужно нам, как дыхание, как питание для нашего сердца и разума. Мы можем называть любовь «телячьими нежностями», но без неё мы ничто и никто. Любовь наполняет смыслом каждое наше стремление, действие, чувство, слово.

И тиран, и жертва хотят любви, но они настроены лишь получать её от других, ничего не давая взамен. Каждый из них использует свои методы влияния для убеждения себя и других людей в искренности и правильности своего образа жизни. Взамен они требуют уважение и признание.

Но любовь бескорыстна, как весеннее утро.

Её нельзя ни выпросить, ни вырвать угрозами. Ею невозможно владеть, но когда в неистовой борьбе с собственным эгоизмом и мнимым бессилием побеждает прощение, то приходит и любовь.

Следом за любовью возникает сладостное ощущение внутренней свободы, когда ничего никому не надо доказывать, ничего не нужно завоёвывать или отстаивать, защищаться и оправдываться, демонстрировать или убеждать.

Свобода наделяет тебя властью делать то, что тебе хочется, что тебя вдохновляет, приносит мгновения счастья и часы удовлетворения, что дарит новые открытия, встречи и возможность делиться плодами своих трудов, ничего не требуя взамен.

Всё, о чём я пишу — это мой опыт.

Я знаю, как сложно вытравливать из себя страхи и боль. Это тяжёлая и кропотливая работа не одного месяца и года.

Помню, как однажды, много лет назад, мой коллега, из самых лучших побуждений, начал доказывать мне на повышенных тонах, что я талантлива и могу делать работу лучше, если перестану бояться ошибиться. Но через пару минут он замолчал, потому что его крик вызвал во мне реакцию, которая заставила меня посмотреть в корень многих моих проблем.

Я побледнела, начала дрожать, мне стало трудно дышать, и на лбу выступила испарина. Он испугался и побежал за водой, а потом мы долго с ним по-дружески общались, пытаясь выяснить, почему я так отреагировала. Крик ещё с детства ассоциировался у меня с побоями и чувством вины за свои поступки.

С того памятного дня я стала очень внимательно относиться ко всем своим реакциям на слова и поступки людей. Если я замечала хотя бы тень страха или недовольства, то разбиралась с этими проявлениями, используя все доступные современные психологические методики и древние практики, чтобы навсегда избавиться от всего, что мешает мне свободно дышать и счастливо жить.

Если ты делаешь свободный выбор и отправляешься в поиск своего настоящего предназначения, то попутно непременно научишься подчинять своей воле негативные черты характера и чувства, которые стремятся превратить тебя в раба-тарана или в безвольное жертвенное животное.

Но ощутить состояние внутренней свободы невозможно без знания, как это быть жертвой, что чувствует тиран.

Ценность земной жизни — в бесконечности получаемых опытов, в которых нет определённой цели, кроме познания своих способностей и возможности чувствовать, переживать, осознавать. Для этого нам очень нужны хорошие партнёры по игре — в жизнь.

Автор: Милана Предриховская 
Руководитель студии «Прия»